Google
Улыбнись!

-Мамочка, у тебя была мечта?- Была!- А сейчас?- А сейчас она сидит рядом и задает вопросы!

Главная » ©_Для мира в душе женщины » ©_Для счастья детей » «Вы не беспокоитесь? Значит, вы не женщина!»

«Вы не беспокоитесь? Значит, вы не женщина!»

_MQsX8kk82oТаким вердиктом огорошила меня недавно одна девушка, когда в ответ на ее реплику (после недавнего теракта в Питерском метро) «Ну это же нормально — бояться, я все-таки женщина!» заметила, что я не боюсь. И не только спускаться в метро, но и за своих детей, и что угодно еще — вот как-то в голову не приходит.

Беспокоитесь о детях? Значит, вы их любите!

Нет у меня такого файла в голове. Вопреки 4-м годам жесткой травли в школе, вопреки насилию в 15 лет, а в 17 — году жизни с хозяйкой-энергетическим вампиром, вопреки родам в 18 и 20 лет и всем обычным проблемам роста детей, включая больницы и две пачки аспирина, съеденных однажды нашими малышами… Вопреки выбранным ими «не денежным профессиям» — режиссер муз.театра (сын) и скульптор (дочка), и еще многому другому.

А прессинг на мой мозг идёт непрерывно: вот и Руслан Нарушевич как-то ответил женщине, которая искала способ уменьшить свое чрезмерное беспокойство за детей: «Поздравляю, вы — мать!», и добавил, что беспокойство для матерей — нормальная вещь, и чрезмерным оно не бывает. А на мой взгляд женщина-то как раз была умница и вопрос задала правильный.

Любовь так крепко привязывают к беспокойству в общественном сознании, что даже меня ни один раз серьезно «подтряхивало» — потому что по этой логике выходило, что у меня  проблемы с любовью. Не мама, а робот какой-то.

Так, на другой день как наши дети наглотались таблеток, моя свекровь похвалила меня, мол, какая я молодец, не растерялась, даже сама промыла желудок сыну (дочь не далась, с ней справились только люди из «Скорой»). А она бы так запаниковала, что ничего бы от беспокойства за их жизнь не смогла сделать.

После ее «похвалы» я месяц, наверное, мучилась тем, что со мной не так, если я такая равнодушная. Да, выходило, что раз я способна трезво мыслить в минуту опасности для своих малышей — то я их и не люблю. Или мало люблю, в сравнении с теми, кто беспокоится.

И так — все 23 года с тех пор, как у нас родились дети. «Что вы за равнодушная мать!» многие годы была самая частая реплика в мой адрес на школьных собраниях. А близкие за спиной пожимали плечами. Потому что я не делала уроки с детьми и не собирала их в школу, за что они без конца приносили первые ПЯТЬ лет двойки и замечания. Оба.

И хотя мне никогда не приходило в голову желание научиться беспокоиться или хотя бы делать вид для приличия — чтобы быть как все (спасибо школьной травле, с тех пор я этого и не боюсь!) — мысли о том, что «наверное, я не умею любить, у меня закрытое сердце» — посещали меня регулярно. И справиться с ними было не просто.

Пока — аллилуйя! — я не посмотрела индийский сериал «Махабхарата», а именно — вот эту серию. Для тех, кто не в теме: во время битвы многомиллионных армий на поле Курукшетра Кришна (тогда живший в Индии как человек) разговаривает с гуру Дроной (воюющим на стороне неправедных, т.к. там его сын, и отец от сильной любви не мог оставить его одного в таком опасном деле, и встал на сторону «нехороших», наступив на горло всей своей мудрости гуру):

Наконец-то я услышала ясное различие между тем, что есть любовь к детям. И что беспокойство за них — это свойство не любви, а привязанности. Что любовь может быть без нее. И что чем меньше в нас тучек привязанности — тем больше в нашем отношении к детям солнца любви.

У меня отлегло на сердце. Но я задумалась: а почему у меня нет беспокойства за детей, и почему у кого-то — оно есть? Откуда же оно берется, это беспокойство, и при каких условиях исчезает?

Три причины беспокойства за детей

Первое, что я нашла — это идею о том, что мир за дверью квартиры — опасен.

И поняла, что никогда так не думала.

Сегодня модно говорить о том, что в СССР жизнь была безопаснее, и ключ клали под коврик, и т.д.

В то время я жила в Мурманске. В школе меня травили всем классом, по вечерам в нашем подъезде подростки нюхали клей, прямо над нам жил вор, который временами приходил домой с отсидок, и вором был старший брат моей подруги. А на площадке с нами жила полубомжеватая семья алкоголика…

И при всём этом у нас ключ клали под коврик, и родители уже с пяти лет отпускали нас одних гулять во двор. И мы могли уходить со двора так далеко, как хотели — нас никто не контролировал. И уже в первом классе мы с подругой бегали играть в сопки (за домом), а брат с друзьями лет с десяти ездил на кладбище подводных лодок и лазал там по катакомбам…

Потому что мир за воротами — добр и безопасен.

Когда вы это знаете, вы легко отпускаете своих детей хоть в песочницу, хоть в другой город учиться. Да, у меня тоже порой сжимается сердце, когда дети делают что-то первый раз и я жду их возвращения домой. Но я не позволяю себе утонуть в этом чувстве, я просто ставлю себя на их место и думаю: а если бы это было мое детство и мое желание — чего бы я хотела от своих папы и мамы? И всякий раз знала: ровно той помощи и свободы, какую дети сами у нас просят. И ни йотой больше.

Когда родители своим примером обучают детей не бояться и отпускают их — дети очень быстро учатся доверять миру.

Вот наша дочка хочет поехать в гости к моей подруге, у которой родился малыш. Дело было в до-сотовую эпоху. Первые раза два она просит съездить с ней — и я еду.

А потом говорит, что поедет сама. И я отпускаю. Немного переживаю (она еще тот следопыт!) — но отпускаю. Итог: она перепутала стороны и уехала на другой конец города. На конечной испугалась и расплакалась, пассажир-мужчина дал ей денег на билет, а кондуктор отвела-посадила на нужный троллейбус. В одиннадцать ночи 10-летняя девочка вернулась домой. К тому времени муж уже полчаса обзванивал милиции и больницы.

Что вы думаете? Не проходит и месяца, как она заявляет, что снова поедет туда, и снова — сама. Я внимательно смотрю на нее: не боится ли? Нет, не боится. Странно… Ну, адрес знает, я на бумажке рисую ей четкий план, где и на что нужно садиться, чтобы приехать домой, прошу подругу проводить-посадить — и отпускаю. Хоть и переживаю. И она опять заблудилась!!! Пропустила остановку и уехала на другой конец маршрута. Ну, хоть вернулась быстро, мы не успели испугаться.

Думала: всё, пропадет у нее охота к приключениям, ведь обычная девочка-тихоня, вовсе не пацанка. Ан нет! Опять поехала!!! Но с того раза уже без осечек.

Думаете, нужно было каждый раз ездить с ней? А вы сами себя в детстве вспомните: вам нравилось, когда родители лезли к вам со своей навязчивой опекой, которая — вы думали — была вам уже не нужна? Вы не хотели бОльшей самостоятельности, чем родители были готовы вам дать? Не считали ли, что порой они подрезали вам крылья в угоду своим страхам и убеждениям?

Мир — безопасен. Да, с кризисами, выпивкой и сигаретами, мужчинами, которых стоит обходить стороной и гонщиками на дорогах. Безопасен. И добр.

baby in autumn leaves

Когда вы отпускаете ребенка в то место, которое считаете безопасным — вы же за него не беспокоитесь, верно? Любите — но не беспокоитесь.

Мы беспокоимся не когда любим, а когда считаем мир — опасным.

Но ведь с ними может случиться что-то плохое?

Нет. Все, что случается — ставит наших детей «на крыло», учит их ориентироваться в окружающем и действовать смело. Чему бы научилась наша дочь, если бы я ездила с ней? Ничему кроме безошибочной езды к моей подруге. Тогда как на своих ошибках она научилась гораздо большему: она увидела, как мир помогает ей. Она не просто услышала от меня — она получила свой собственный личный опыт того, что мир — добр.

А это дорогого стоит, поверьте. И уж конечно, это стоит наших с мужем переживаний.

Все, что мы недальновидно воспринимаем как «плохое» — на самом деле полезное и нужное, даже необходимое порой для нас. Для нашего роста и взросления. Для нашей осознанности, доверия своим чувствам и интуиции, развития полезных навыков и качеств характера. Просто эта польза часто становится видна с годами.

Например, с тех пор, как я поняла, какой свободной сделали меня 4 ужасных года в школе — я не перестаю благодарить то время за этот опыт. 

Я постоянно вижу вокруг людей, которые безумно боятся шагнуть в сторону, повинуясь голосу своего сердца — и выйти из «толпы», хоть в чем-то перестать быть «как все» и ощутить на себе шквал критики. Я вижу, как в угоду чувству безопасности они жертвуют своими заветными мечтами, по сути жертвуют собой, проживая не свою жизнь, а ту, которая «угодна обществу». А ведь эта жизнь у них одна, второй такой не будет…

Я гляжу на них с состраданием, я ничего не могу для них сделать. И лишь снова и снова благодарю свое трудное школьное детство за то, что болезненный отрыв от «общества» пережила еще тогда. И научилась жить свободной.

И хозяйке-тиранше я благодарна — жизнь рядом с ней столь многому меня научила… Она подарила мне бесценный опыт того, что наше восприятие жизни целиком зависит от того, на что мы каждый день, каждый миг обращаем внимание, а что не ценим.

Тот год я видела себя жертвой и думала, что живу в аду. И также думали все мои сотрудники, друзья и родные. Все меня жалели. А сегодня, спустя 20 лет, я вижу то время как одно из самых счастливых: первый год в Питере, городе моей мечты, любимейшея работа и учеба, куда я бежала как на праздник. Каждый будний день с 9 до 22х я была в институте и купалась в счастье — 13 часов в день я могла быть счастлива! Вечером, слушаю ругань хозяйки, уноситься мыслями в прекрасный прошедший день, утром — ждать еще один новый чудесный. Но я фокусировалась на другом — и страдала. 

И даже насилие — да, это ужасно. Да, несколько лет я с трудом возвращалась с работы домой, еле живая от страха. Да, мне было трудно первые годы брака — нам обоим с мужем было трудно.

Но я помню себя тогда, помню насколько не любила себя, насколько невыносимо для меня было никому не нравиться — и понимаю, что только такая пощечина могла тогда привести меня в чувство и удержать от падения в пропасть.

И кстати, это была бесконечно любящая пощечина — когда я работала с той историей, я пересчитала все до единого моменты, когда бог протягивал мне в тот день руку помощи. Каждую мысль, каждого человека, каждый поворот, когда он давал мне шанс избежать «это». Но я сама, сама проигнорировала их все — я так ясно это вижу сегодня… 

К чему это я всё? К тому, что все плохое — нам нужно. ВСЁ! Даже то, что вы собирайтесь сейчас придумать.

41624

Но как я могу знать наперед, что все, что может случиться с моими детьми без меня — хорошо? Я рядом, чтобы уберечь их от ненужной боли и неудач

Это третья идея. И она говорит лишь о нашем неверии Богу. Нашем недоверии Ему. Нашей более глубокой вере в то, что Бог не успевает следить за моей жизнью и жизнью моих детей, у него полно других забот, более важных (скажем, войны на Ближнем Востоке, или дети-сироты). Ему не до меня, порой он может упустить что-то из виду. И потому я просто должна быть «на подхвате» у Бога — я ведь хорошая мать! Я ему помогу, я прослежу.

Я помогаю Богу, опекая своих детей — чем не отличная мысль! Я получаюсь вдвойне хорошая мать, просто супер-мама. Да?

Нет. Я получаюсь мама тревожная, склонная к гиперопеке и к тому, чтобы всё держать под контролем. А еще мама, сомневающаяся в том, что ребенок — создание Божие, отданное ей лишь на хранение. Гораздо больше ей нравится мысль о том, что этот ребенок — ее, и что именно она (а не Бог) несет ответственность не только за нормальное развитие ребенка, но и за то, чтобы его жизнь была максимально счастливой, легкой  и безопасной.

У меня другой подход. Однажды я потратила немалое время и выписала все, что было «плохого» в моем прошлом за всю жизнь. И проанализировала каждую историю. И увидела, что все они были важны и нужны для меня. И что ни одна из историй не оказалась бесполезной — наоборот, каждая принесла мне толику мудрости.

Я бесконечно признательна своей маме за всю ту важную свободу, которую она мне дала. И когда в 12 лет я с младшими братом, сестрой и кошкой трое суток ехала на поезде к бабушке. И когда перешла в физмат школу и ездила туда три года на двух автобусах и в дождь, и в пургу. И когда без единого слова родители согласились отпустить меня в 16 лет учиться в Питер. И еще много что еще.

Я изо всех сил стараюсь делать то же самое для своих детей — в благодарность маме за ее подвиг. Ведь сегодня, когда уже мои дети выросли — я отлично знаю, скольких седых волос это ей стоило.

Но еще больше я делаю это из глубокого уважения к душам моих детей.

И к безусловно бОльшим правам Бога корректировать их жизнь. Потому что глубоко убеждена: я — лишь хранитель. Не я выбирала, какие дети у меня родятся, мальчики или девочки, с каким характером и проблемами, с какой судьбой. Я ничего о них не знаю. Они подобны семенам, из которых не знаешь, что вырастет, а я — той земле, которая пробудила их к жизни и напитала их рост.

Но что земля знает о судьбе того дерева, которое растет из семечка в ее доме? Как она может знать, какие плоды ему суждено принести, будет это бонсай или вишня?

А если я этого не знаю, не знаю самого главного — как же может моя рука подняться на то, чтобы обрезать юные ветви желаний и склонностей моих детей согласно собственным идеям «как будет лучше»? Что лучше для бонсая — разве для вишни подходит?..

Нет. Жизнью каждого из нас руководит Судьба, записанная в нашем изначальном «семечке».

Для чего мы пришли на Землю, какой опыт нужен нам для развития, соответствующего этой Судьбе (а не просто хорошего и творческого!), наши трудности и возможности — все это «багаж» и программа, с которыми мы уже приходим в жизнь. И глупо — да, глупо! — думать, что ребенок как белый лист, и что это мы, родители, нашли его творческие способности и указали ему верный путь. Жизнь покажет, был ли он верным. А способности… Вы верите, что «открываете их»? Что Бог без вашей помощи этого бы не сделал и они так в нем и спали бы всю жизнь? Ой, с огнем играете…

Питайте доверенные вам «семечки». Водите в Дома Творчества, возите в творческие лагеря и путешествия — но именно питайте. Создавайте условия для пробуждения того, что в них заложено Свыше. Это — главная обязанность родителей.

Но не мните себя богами: судьба ребенка пробуждается в нем через его желания и стремления. Желания чему-то научиться, кем-то стать, с кем-то дружить, кого-то любить. Эта цепочка желаний сердца  - путеводная нить, которая ведет нас к исполнению своей Судьбы от одного поворота к другому.

Как вы сами поступаете со своими заветными мечтами — настолько вы следуете своей Судьбе.

Что вы делаете с мечтами ваших детей — настолько вы помогаете им следовать своей.

И настолько любите — и их, и себя.

6 раса

 

Елена ШАНДРИКОВА

www.happy-family-world.ru

 

Подпишитесь на статьи и видео"фишки" проекта

и забирайте в подарок то, что Вам по душе!





ЭНЦИКЛОПЕДИЯ СЕМЬИ


Нажми на обложку выпуска - и читай уже через 5 минут!
Танцуйте со мной в Питере!!!

Попробуйте эту мягкую и нежную практику Радости, Любви и Гармонии через танец!


Яндекс.Метрика

© Елена Шандрикова. Секреты творчества и взаимопонимания & Журнал «Мир счастливых семей»
2012 Все права защищены. Перепечатка материалов возможна только с указанием ФИО автора и активной ссылки на сайт

Hide me
Узнай 3 волшебных формулы мягкой просьбы!
Ваше имя Email
Show me