Google
Улыбнись!

Даша (5,5 лет): — Мама, Кирилл меня всё спрашивал и спрашивал: «Ну когда мы поженимся?» да «Когда мы поженимся?» — А ты ему что ответила? — Я ему сказала, что об этом рано ещё говорить, давай подождём хотя бы до семи лет… Мама вздохнула с облегчением…

Главная » ©_Для счастья детей » Развитие самостоятельности у детей, или как отпустить ребенка, если страшно?

Развитие самостоятельности у детей, или как отпустить ребенка, если страшно?

Елена ШандриковаГод назад мой сын, тогда еще 19-ти лет, целых 3 недели провел, путешествуя автостопом по Европе. Вместе с одной знакомой девушкой. Ночевали в палатках, несколько раз у неожиданно приглашавших их людей, а один раз даже в спальниках парка на скамейках… В Париже, кстати. За это время сын раз 5 писал мне вконтакте, мол «мы уже там-то» — и всё.

А приехав домой, написал пост и фоторассказ о своей поездке (см. здесь), в котором есть такие слова:

Было ли страшно? Ну, перед поездкой запугать и отговорить пытались многие – почти все, кому я рассказывал о своем намерении (кроме мамы и папы, за что им большое спасибо).

Развитие самостоятельности у детей

Артем голосует на дороге в Ним (Франция)

Я и не думала до этого его поста, что мы с мужем сыграли такую важную роль… И что все люди — ВСЕ! — среагируют так. Никто не сказал: «Круто! Я бы тоже хотел», например… Тем не менее, раз уж спрашивают — отвечаем:

Почему мы сына не отговаривали, и почему нам – родителям! – было не страшно?..

Ну потому что у него есть телефон и планшет, и он, если что, всегда сможет написать или позвонить и попросить у мамы-папы денег, совета и помощи. Есть страховка и Вика, так что без мед.помощи он тоже не останется. Потеряет паспорт — обратится в консульство. А бытовые вопросы у стоперов уже давно все обкатаны, и до поездки он ходил к ним в клуб, собирал информацию. Да и Вика уже «воробей стреляный» в автостопе. Ну, и последнее: мой парень сообразительный, общительный и не трус. Поэтому сегодня у меня просто не было идей, чего нужно бояться.

Хотя… все его знакомые и друзья ведь тоже всё это знали — и вообще, и про него. И тем не менее — боялись. Почему-то. И на меня это как-то навеяло разные мысли…

1. «Правильный» подход к воспитанию самостоятельности у детей 

Конечно, переживающий за ребенка родитель действительно переживает. Потому что любит, потому что ребенок еще не опытен, а люди вокруг разные, и так далее. И это понятно, вобщем-то.

Вот только знаете, порой я думаю, что многие родители боятся за детей так сильно не только поэтому. Но в большой степени еще и потому, что… активно переживающий за свое чадо родитель – это родитель «хороший». Любящий, заботливый. Переживает – значит, ему не всё равно. Значит, он молодец. А тот, кто не переживает — родитель холодный и бесчувственный, и он наверняка просто меньше любит своих детей.  Есть такой стереотип. А так как все мы хотим быть хорошими – значит, переживать правильно и хорошо. Естественно. Так делают все.

Еще есть такое представление, что дети по умолчанию не могут быть самостоятельными и ответственными до лет примерно 12-ти. Ну вот нельзя им доверять. То есть так доверять, чтобы не проверять. Потому что если ты этого не будешь делать – он обязательно вляпается в неприятности. А значит – рано еще, вот подрастет, тогда уж…

Дошколенка нельзя выпускать гулять даже во двор под окнами одного, и боже упаси дать ему одеться самому (он же оденет не то!). У школьника надо проверять, сделаны ли уроки, уложены ли в портфель спортивная форма и тетрадь с домашней работой, и не начал ли он курить (проверяем карманы куртки у сына). У выпускника – его планы после школы, и не выбрал ли он какую-нибудь «неправильную» профессию…

Знаете, что дальше? Нет, не самостоятельность. Дальше, у юноши или девушки – контролируем «правильность» избранника. Затем – работы, мужа или жены. Помогаем с покупкой жилья (потому что сами-то они не справятся, это ж ясно!). И порой очень активно «помогаем» в построении молодой парой супружеских отношений и воспитании ими уже их собственных детей…

О ЖЕНСКОМ ТЕРПЕНИИ, или ЧТО ТЕРПЕТЬ НУЖНО, А ЧТО – НЕЛЬЗЯ

Конечно, так бывает не всегда. И родители порой останавливаются на каком-то этапе, и дети в подростковом возрасте бунтуют и через этот кризис меняют сложившийся статус-кво. Но почти всегда в итоге травмируются отношения, и очень часто — глубоко и надолго…

Так вот, возвращаясь к автостопу и самостоятельности.

2. «Неправильный» подход, или как мы развивали самостоятельность у своих детей

Мы действительно ее развивали, и развивали осознанно.

В три года наши дети сами выбирали себе рубашку и платьице в детский сад. Сын (да-да, этот самый!) поначалу чуть не плакал, настолько принимать решение самому для него было тогда трудно. Конечно, мы ему подсказывали тогда, и он быстро втянулся. Еще дети сами выбирали, чего и сколько (из имеющегося на столе) они будут есть, на какую площадку хотят пойти гулять, и часто сами гуляли вдвоем во дворе под окном. Кризиса 3-х лет у них не было у обоих.

В семь лет сын стал ездить в школу (физмат лицей), за 5 остановок от дома. И переходил дорогу. Сразу один.

Спустя полгода он пришел домой с «прогулки во дворе»(!) и сказал: «Мама, а я сегодня был на Лесной». Для тех, кто живет не в Питере – это 4 остановки от нас на метро. И это был 2001-й год, эра до сотовых телефонов. Я едва на пол не осела от страха, но проглотила новость, подумала: «Ну, вернулся же, всё хорошо, за что ругать? Тем более, что с его-то мальчишеской точки зрения он — герой, молодец. Надо бы похвалить. А если начну кричать и грозиться, он ведь снова поедет, только уже мне не расскажет. А мне это надо?» И я сказала лишь: «А тебе не страшно было? Ну ты даешь! Но только ты уж аккуратно, ладно, а то я ведь тебя люблю, и мне будет жалко, если с тобой что случится. Ты был осторожен?»..

Школа. Из школы они оба лет пять то и дело носили двойки и замечания за то, что забыли форму, дневник, «домашку», не выучили параграф и разводили грязь в тетради. На каждом собрании классная устраивала мне выволочку, требуя контролировать детей и делать с ними уроки. Родители одноклассников смотрели осуждающе, половина родных называла «ненормальными».

Однако, в целом успеваемость у обоих была нормальная. Бывало, с перебоями. С сыном весь 3й класс нагоняли английский весь год, дочку класса до пятого плакала от математики, и оба долго не умели писать сочинения, не давалось им это. Но за двойки мы никогда не ругали. Двойка — это же неудача, ребенок переживает (я уверена — ЛЮБОЙ ребенок переживает КАЖДУЮ двойку, даже если пытается хорохориться). Поэтому я их обнимала, ободряла, шла с ними пить чай на кухню и выражала несомненную уверенность в том, что они смогут ее исправить и нагнать класс. Ну и предлагала помощь, если тема непонятная, разобрать ее вместе. Иногда они соглашались, иногда нет.

В последние 3 школьных года, когда добавилась ЕГЭ-нагрузка и у сына в четвертях запестрело трояками, на мой удивленный взгляд он попросил: «Мам, я не могу хорошо успевать по всем предметам. Ты мне скажи, по каким надо [для учебы дальше] — и я буду стараться, а остальные — как получится». И я сказала: «Хорошо: русский, математика, английский — необходимый минимум. Плюс история и литература, если ты хочешь учиться на режиссера».

Кружки. Еще они всегда сами выбирали себе кружки и секции. А если я на чем-то настаивала, то с уговором «походить до Нового года, и если так и не понравится — бросай». И сколько секций сын так перепробовал и бросил — не сосчитаешь…

Занимались они дома тоже ровно столько, сколько было желание (это я про музыкальную школу, в которой училась дочь). Хотя учительница фортепиано ругалась ужасно, и дочь правда отлынивала чрезмерно, и в итоге ее даже попросили из школы, и она год потеряла, доучивалась потом в другой музыкалке, далеко от дома. Но — сама виновата, сама и ездила, без меня. В 10 лет.

Как любить подростка, когда он не слушается

Почему я всё это делала, хотя мне было и страшно, и трудно — как всем?

Потому что я знаю, что дети — не мои. Они свои собственные (как говорил дядя Федор из мультика). Они со мной проживут лет 20, ну 25. А дальше лет 70 — ТРИ ЧЕТВЕРТИ ЖИЗНИ! — будут жить сами, своей семьей. И я просто не могу выпустить их в большой мир не готовыми только потому, что мне страшно от их инициатив.

Еще потому, что сама не выношу контроля над собой, совсем. И могу что-то делать только когда есть желание (включая готовку, уборку и прочее). И превыше всех двоек и денежных профессий ценю доверие близких и работу по душе. Не передать, как всё это для меня важно. Я так живу сама, это мой образ жизни. И я так же отношусь к своим детям. Даю им самостоятельность, чтобы они шаг за шагом «вставали на крыло», пробовали свою силу и «учились летать».

Итоги «неправильного» подхода:

Никаких «детских кризисов», от 3-х лет и «стресса первоклассника» до подростковых, у нас так и не случилось. Только дочь лет в 15 как-то обронила, что больно настроение у нее скачет, и срывается она то и дело на других людях. И всё. ВСЁ!!! Доверие детей сохранилось, и обниматься с нами в свои 20 лет они любят не меньше, чем в детстве, и время проводить семьей, с родителями (а не только со сверстниками). Да и «возраст почемучек» у них почему-то так и не прошел, все время о чем-то спрашивают, затевают темы за чаем.

Ну и, конечно, уже в 5-6 классе поток замечаний из школы иссяк, в 7-8-м их активно хвалили за ответственность и самостоятельность, а все те, кто прежде нас с мужем порицал, дружно стали восхищаться тем, какие «самостоятельные дети нам попались». Мол, повезло нам с ними невероятно.

У дочки сохранилась любовь к фортепиано, она почти каждый день играет, как птичка дома щебечет. И в свою первую музыкалку она вернулась — в 18 лет, в хор (который ведет ее директор). Старые обиды забыты. Веруня поет, выступает… Учится на скульптора (бюджет).

Сын вырос очень разносторонним, много что попробовал, в 18 сам освоил гитару (хотя из двух клубов прежде ушел, не получалось), занимается вокалом (не имел слуха до окончания школы), танцует, учится в Театральной Академии (платно). Подрабатывал у папы на фирме мерчандайзером, на 4-м курсе устроился осветителем в Мюзик-холл.

Супер? Да.

Но я не хочу, чтобы у вас возникли кое-какие иллюзии на наш счет

Поэтому скажу следующее:

Да, воспитывать ТАК — страшно. ОЧЕНЬ страшно. ВСЕМ родителям, и нам было тоже, конечно. И невероятно трудно.

Видеть день за днем красный дневник и жуткие тетради детей, и год за годом выдерживать прессинг общественного порицания и гнева учителей. Подпитываясь одной верой в то, что дети смогут, они научатся, просто нужно дать им время.

Не заглядывать в письменный стол, телефон и компьютер сына-подростка, и перед стиркой мужественно протягивать ему его куртки и брюки, чтобы он сам вычистил свои карманы. Когда от его друзей начинает разить сигаретами (и не только!), не запрещать им дружить, но лишь выражать свою тревогу за него в такой компании. Разрешать им всем уходить в ночь на Хэллоуин, в жутких нарядах и боевых раскрасах на лицах. Гулять по крышам…

x_c761023a

Наши дети гуляют одни (сзади, конечно, продолжение крыши). Фото из архива

Заметив мелкую кражу родительских денег не взвиться и бросить в черту свои «добрые принципы» — а лишь выразить свое огорчение и спросить: «Неужели наше с папой доверие для тебя ничего не стоит? Неужели отныне мы должны перестать тебе доверять и начать прятать от тебя деньги?» И услышать в ответ тихое: «Нет, для меня это очень важно» — и забыть об этом, и не вспоминать никогда.

А уж что со мной было, когда дочка лет в 10, поехав в гости к моей подруге, заблудилась и приехала домой часов в 11 вечера (на деньги и с помощью кондуктора «не туда завезшего» плачущую девочку троллейбуса)! Мы ведь уже больницы стали обзванивать, и милицию… Но что бы вы сделали, если бы через неделю она захотела поехать туда снова? А мы отпустили. БЕЗ сотового телефона (ну не было еще их!). И она ухитрилась снова уехать не туда. Но уже не плакала и сама нашла дорогу домой. И через еще пару недель решила поехать СНОВА (должно быть, я тогда изрядно поседела)! И только тогда всё прошло удачно.

И всё это, кто не знает, в Питере. Когда в школах постоянно говорят о маньяках. И когда у меня самой есть свой грустный и страшный опыт (а мне тогда было всего 15 лет!).

Почему же я тогда давала детям самостоятельность снова и снова?

1. Во-первых, потому что думать, что уберечь ребенка можно просто избегая опасных мест — это жить в иллюзии и связывать его понапрасну. Со мной «неприятность» случилась ярким солнечным днем, в Крыму, на территории охраняемого военного санатория. Мамину сотрудницу, врача лет 40-ка, эта же беда настигла в лифте, когда она ехала к больному. Нет в мире мест опасных и безопасных — таков мой личный опыт. И между «бояться и не жить» и «жить вопреки страху» — я выбираю второе.

2. Во-вторых, и это уже говорят психологи, а не я: ребенку совершить новый шаг НАМНОГО страшнее, чем нам, взрослым, его отпустить. Потому что именно он буквально «шагает в пропасть», и отлично это понимает (что бы мы ни думали, родители). И уж если он решается этот шаг все-таки сделать — значит, он созрел для него. Повторюсь, такого мнение психологии сегодня.

А все те «срывы», когда подросток бросается во все тяжкие — случаются ТОЛЬКО если до этого родители давали ему слишком мало свободы, и он остро это чувствовал, переживал. Вот тогда — да, маятник качнется в другую сторону очень резко.

3. Ну и в-третьих, и это главное. Потому что моя мама сделала для меня ЕЩЕ БОЛЬШЕ.

  • Вот вы смогли бы отпустить детей 12, 10 и 4-х лет одних, только с кошкой, ехать к бабушке трое суток на поезде?
  • А, отдыхая на море, отпускать детей в 12 лет одних на пляж, при том, что море совершенно открытое и на нем волны?

Не волнуйтесь. Когда мои дети выросли до этих лет, я поняла, что я тоже — пас. Только тогда я поняла, КАК СТРАШНО моей маме это было сделать. Потому что я в обоих случаях совсем не боялась. Вообще не понимала, чего тут можно бояться — мне ж было уже целых 12 лет, я взрослая!!!

Но вот я — мама, моим детям уже 14 (!) — а я не могу пустить их на море и не страховать… И я струсила. С ними была моя мама, я ей позвонила и сказала: «Отпусти их на море одних как-нибудь. Скажи, что мы разрешаем. Только мам, не говори мне, когда это случится, иначе я умру от страха. Но позвони, когда они вернутся, обязательно».

я и моя семья

Моя семья и мама. Фото из архива.

Кстати, не так давно я взяла у мамы интервью, в котором она рассказала, как ей удавалось так проходить трудности и воспитывать нас троих, и оно есть на сайте, читайте: «Трудности — это наши уроки».

На самом деле я такая же трусиха, как все мамы

Вот вы смогли бы детей 14 и 16 лет отпустить, да еще  сразу обоих, в два разных чужих города без единого знакомого человека учиться после школы? Даже сейчас, в эту интернета и сотовых телефонов.

И слышать, как сына в общаге достают «деды», а дочь рыдает от деспотизма квартирной хозяйки – и не забрать их назад, домой, а вдохновлять и поддерживать снова и снова. Изо всех сил стараясь не заплакать в телефонную трубку, чтобы не испугать детей еще больше?

Я — нет. Мне было бы слишком страшно. А моя мама смогла. Хотя много позже рассказала мне как-то, как трудно ей было порой не бросить все и не вылететь первым рейсом спасать нас ото всех бед…

И я всю жизнь буду благодарна ей за это. Потому что эта Школа Жизни подарила мне — меня, помогла мне почувствовать опору внутри себя, научила разобраться в себе, что я хочу, чего — нет, кто вообще такая «я» и что для меня значит «быть собой». А главное — помогла обрести эту смелость. Смелость Быть Собой.

Вот почему я все это — насколько могу — делала и продолжаю делать для своих детей.

И если вы хотите подарить своим детям Крылья, научить их летать — преодолевайте свои страхи и дарите им Свободу.

Насколько сможете.

Елена ШАНДРИКОВА

www.happy-family-world.ru

 

Подпишитесь на статьи и видео"фишки" проекта

и забирайте в подарок то, что Вам по душе!





ЭНЦИКЛОПЕДИЯ СЕМЬИ


Нажми на обложку выпуска - и читай уже через 5 минут!
Танцуйте со мной в Питере!!!

Попробуйте эту мягкую и нежную практику Радости, Любви и Гармонии через танец!


Яндекс.Метрика

© Елена Шандрикова. Секреты творчества и взаимопонимания & Журнал «Мир счастливых семей»
2012 Все права защищены. Перепечатка материалов возможна только с указанием ФИО автора и активной ссылки на сайт

Hide me
Узнай 3 волшебных формулы мягкой просьбы!
Ваше имя Email
Show me